Вокруг игр

       Кубертен собирался провести Олимпийские игры в 1900 году в Париже и приурочить их ко Всемирной выставке, которая была запланирована на это время. Однако новость о грядущем возрождении Олимпийских игр уже попала в печать и широко обсуждалась в обществе. Организаторы решили, что шестилетнее ожидание Игр может уменьшить интерес к ним и делегаты договорились о проведении I Игр в 1896 году. Новым местом проведения Игр некоторое время рассматривали Лондон. Однако друг Кубертена греческий поэт, литератор и переводчик Деметриус Викелас, приглашённый на конгресс с докладом о традиции Античных Олимпийских игр, неожиданно предложил в качестве места проведения новых Игр Афины, что символизировало бы их преемственность играм в Древней Греции. Конгресс утвердил это предложение, а самого Викеласа избрал президентом Международного олимпийского комитета, так как по уставу эту должность мог занимать только представитель страны, принимающей Игры.
       Новость о возрождении Олимпийских игр взбудоражила мировую общественность. В Греции с особым воодушевлением ожидали начала соревнований. Однако, вскоре стали очевидны серьёзные трудности, которые предстояло преодолеть организаторам Игр. Проведение соревнований столь высокого уровня требовало солидных финансовых затрат, в стране же бушевал экономический и политический кризис.
       Действующий премьер-министр Харилаос Трикупис был настроен резко отрицательно относительно идеи Кубертена. Он считал затраты, необходимые на проведения такого грандиозного мероприятия, неподъёмными для государства, а само проведения Игр несвоевременным. Лидер оппозиции Делианис воспользовался этим, чтобы упрекнуть премьера в отсутствии патриотизма и политическом и социальном пессимизме. Пресса также разделилась на два лагеря — в поддержку Игр и против их проведения. Кубертену пришлось провести множество бесед и встреч с политиками, чиновниками, коммерсантами, журналистами, чтобы склонить их на свою сторону.
       Для демонстрации важности своего проекта, его современности, актуальности и национальной престижности, а также реальности воплощения, Кубертен предъявлял письмо от венгерского представителя МОК Кемени, в котором говорилось, что в случае отказа Афин Венгрия охотно примет у себя первую Олимпиаду в рамках празднеств по случаю тысячелетия своей государственности. В это время король Георг I находился в Петербурге, но Кубертену удалось получить аудиенцию у его наследника, принца Константина, и убедить его в целесообразности проведения Игр. По возвращении Георг поддержал своего сына.
       В конце 1894 года прогнозы скептиков оправдались — организационный комитет объявил о том, что затраты на Игры на деле в три раза превышают расчётную сумму, названную перед началом возведения спортивных сооружений. Было высказано мнение о невозможности проведения Игр в Афинах. Трикупис выдвинул королю ультиматум — или он или принц. Король был непреклонен, и 24 января 1895 года премьер-министр ушёл в отставку.
       Казалось, что Олимпийским играм не суждено состояться. Тогда принц Константин лично встал у руля организационного комитета, что само по себе уже вызвало приток инвестиций. Принц реорганизовал комитет, удалив из него всю оппозицию, провёл ряд мер по привлечению частного капитала и тем самым спас ситуацию. Примечательно, что несмотря на острую нехватку средств, комитет принимал пожертвования только от граждан Греции, тем самым поддерживая статус Олимпийских игр как национальной идеи. Через некоторое время в фонде проведения Игр было уже 332 756 драхм, однако этого было недостаточно.
       Для увеличения средств, была выпущена серия марок с олимпийской тематикой. Она дала бюджету комиссии 400 000 драхм.
       6 апреля 1896 года на отреставрированном античном стадионе в Афинах греческий король Георгий объявил первые Олимпийские игры современности открытыми. На церемонии открытия присутствовали 60 тысяч зрителей.
       Дата церемонии была выбрана не случайно — в этот день пасхальный понедельник совпал сразу в трех направлениях христианства — в католицизме, православии и протестантизме. Эта первая церемония открытия Игр заложила две олимпийские традиции — открытие Игр главой государства, где проходят соревнования, и исполнение Олимпийского гимна. Однако таких непременных атрибутов современных Игр, как парад стран-участниц, церемония зажжения Олимпийского огня и произнесение Олимпийской клятвы, не было; они были введены позже. Не было Олимпийской деревни, приглашенные спортсмены сами обеспечивали себя жильем.