1268 год

       - Неудачная попытка Конрадина, внука Фридриха II, захватить Сицилию. Его казнь.

Февраль.

18 - В ходе Русско-ливонских войн произошла Раковская битва (возле ливонского города Раковор) между датско-немецким войском  и коалицией русских князей.
       Битва на реке Кегола близ Раковора (Везенберга) между русскими и немецкими полками. Ниже мною приведены два описания этого сражения, данные историками в объективности которых сомневаться не приходится, но пользовавшихся разными источниками.
       Леонид АРБУЗОВ в своих «Очерках истории Лифляндии, Эстляндии и Курляндии» говорит, что зимой 1268 года магистр Тевтонского ордена ОТТОН ФОН ЛЮТЕРБЕРГ предпринял поход в Литву. В это же время сильное русское войско под начальством ЯРОСЛАВА АЛЕКСАНДРОВИЧА и литовского князя ДОВМОНТА, бежавшего в Псков, вторглось в Эстляндию. Войско дерптского епископа АЛЕКСАНДРА и отряды из соседних орденских замков выступили против русских и нанесли им тяжелое поражение при речке Кегола. Но и немцы потерпели большой урон, в числе убитых был сам епископ.
       Значительно подробнее историк СОЛОВЬЕВ, сначала сообщающий, что новгородцы, решив предпринять поход к Раковору, заручились целованием креста и клятвой всех ливонских «пискупов и божиих дворян» (рыцарей), что те не будут помогать датчанам в Колывани (Ревеле) и Раковоре (Везенберге). Обезопасив себя таким образом от немцев, новгородцы выступили в поход под предводительством семи князей, в числе которых был и Довмонт с псковичами. Достигнув 18 февраля речки Кеголы, они вдруг увидали перед собою немецкие полки, которые стояли как лес дремучий, потому что собралась вся земля немецкая, обманувши новгородцев ложною клятвою. Русские, однако, не испугались, пошли к немцам за реку, стали ставить свои полки: по правую руку псковичи, по левую — тверичи, а новгородцы стали в лице железному полку против великой свиньи и в таком порядке схватились с немцами.
       Было побоище страшное, говорит летописец, какого не видали ни отцы, ни деды; русские сломили немцев и гнали их семь верст вплоть до города Раковора, но дорого стоила им победа: посадник МИХАИЛ с тринадцатью знаменитейшими гражданами полегли на месте, много пало и других добрых бояр, а черных людей без числа. Сколько пало неприятелей, видно из того, что русская конница не могла пробиться по их трупам, но у немцев оставались еще свежие полки, которые во время бегства остальных врезались в новгородский обоз. Князь переяславский ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (сын АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО) хотел напасть на них, но наступила ночь. Когда рассвело, то немецких полков уже не было видно: они бежали в ночь. Три дня стояли новгородцы на костях (на поле битвы), на четвертый тронулись, везя с собой избиенных братий, честно отдавших живот свой, по выражению летописца.