1441 год

       - португальцы Антан Гонсалвиш и Нуну Триштан достигли за 21° с. ш. мыса Бланко (Белый, ныне Кап-Блан). Эта пустынная страна была обитаема. Высаживаясь, португальцы иногда обращали в бегство рыбаков-мавров (арабов и берберов). По приказу принца Гонсалвиш доставил оттуда «10 чернокожих, мужчин и женщин» и немного золотого песка. Португальцы обследовали вади — сухие долины давно исчезнувших рек, часто попадавшиеся им в этой береговой полосе, но не нашли даже следов золота. И все-таки эту угрюмую безводную страну, западную часть пустыни Сахара, они называли, как и бухту, Золотой рекой, по-испански — Рио-де-Оро.

Март.

19 - В Москву вернулся митрополит ИСИДОР, подписавший летом 1439 года во Флоренции унию об объединении православной и католической церквей под властью папы римского.
       Это был сложнейший период в жизни Русского государства, еще не избавившегося от монгольского ярма. Продолжались распри между русскими княжествами и внутри самого Московского княжества, стремившегося к государственной централизации и самостоятельности на международной арене. В эту борьбу была втянута и церковь.
       Исидор, грек по происхождению, был в 1437 году поставлен патриархом Константинопольским митрополитом Киевским и всея Руси. Прибыв Москву, он сумел убедить князя ВАСИЛИЯ II в необходимости унии для спасения греческого православия. Москва могла бы тогда избавиться от константинопольской опеки. Но отправленный на церковный собор в Италию митрополит не прислушался к мнению других православных иерархов и подписал унию на условиях папы римского ЕВГЕНИЯ IV. По возвращении при оглашении унии Исидор приказал нести перед собой католический крест и первым поминать на литургии папу. Взамен великому князю достались лишь «папское благословение и хвала и слава от людей».
       Князь назвал митрополита «латынским злым прелестником» и «волком», приказав заточить его в Чудов монастырь. Но вскоре дал ему возможность бежать, как было сказано в летописи, «нощию бездверием вышед». Вместе с тем Василий II в обращении к патриарху резко осудил унию и попросил разрешения избрать своего митрополита. В Константинополе не могли прослыть вероотступниками, и князь добился своего. Уния была отвергнута, и в 1448 году не Константинопольская патриархия, а Собор русских епископов избрал своим митрополитом рязанского епископа ИОНА. Тем самым Русская православная церковь обрела независимость. А последний иностранец во главе нее Исидор удостоился от папы римского сана патриарха Константинопольского, но столица павшей Византийской империи к тому времени была уже во власти турок.