1571 год

Февраль.

16 - ИВАН ГРОЗНЫЙ утвердил первый в России воинский устав — «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе», разработанный воеводой Михаилом ВОРОТЫНСКИМ.
       Летом 1572 года Воротынский в сражении у Серпухова разгромил крымско-татарское войско, но вскоре по ложному доносу был арестован и подвергнут жестоким пыткам. Он не сознался в преступлениях, которых не совершал, но по дороге в ссылку умер от перенесенных страданий.

Март.

16 - Датский герцог МАГНУС ГОЛЬШТЕЙНСКИЙ снял осаду с Ревеля, который он безуспешно осаждал почти семь месяцев. Спасло город мужество его жителей, так как шведский гарнизон был очень слаб.

Май.

19 - На Филиппинах баском Мигелем Лопесом ЛЕГАСПИ основана Манила.
24 - 40-тысячная армия крымского хана ДЕВЛЕТ-ГИРЕЯ напала на оборонявшие Москву полки И. Д. БЕЛЬСКОГО и И. Ф. МСТИСЛАВСКОГО. Эти атаки удалось отразить. Тогда хан приказал поджечь городские предместья. Сильный ветер перебросил пламя на город, в нем возник сильный пожар, выгорело все, уцелел только Кремль, но в башнях Кремля и Китай-города взорвались запасы пороха, что разрушило две крепостные стены. В огне и дыму пожарища погибли многие москвичи, в том числе и раненный князь Иван Дмитриевич Бельский. Но находившиеся «на лугах» русские отряды сохранили боеспособность, потому на следующий день крымская орда ушла в сторону Каширы и Рязани. ИВАН IV все это время скрывался в Ростове.
       Историк СОЛОВЬЕВ пишет, что, по иностранным известиям, войска и народу погибло до 800 тысяч (собравшиеся так стеснились, что в три ряда шли по головам друг друга и давили нижних), а еще до 150 000 были уведены в плен. Числа просто невероятные (в середине XIX века население Москвы не составляло и двух третей от названных), но о масштабе жертв и разрушений дают яркое представление.

Июнь.

24 - Испанец Мигель ЛЕГАСПИ основал на Филиппинах город Манилу.

Октябрь.
 
7- В последнем крупном сражении гребных судов при Лепанто (ныне греческий город Нафпактос) испано-венецианский флот (флот Святой лиги) разбил османскую флотилию, развеяв миф о ее непобедимости.
       В Средиземном море в жестоком бою сошлись примерно равные по силам противники — более 200 галер с каждой стороны, а также незначительная часть парусных судов, переделанных из торговых в боевые. Управляться такой армадой было непросто: чтобы привести в движение, к примеру, флот Святой лиги, требовались почти 13 тысяч матросов и 43 тысячи гребцов, а на палубах еще размещались 28 тысяч солдат. Главным преимуществом союзников оказалось наличие артиллерии, позволившей посеять хаос в ринувшихся на абордаж турецких кораблях, ручного огнестрельного оружия — аркебуз и защитного снаряжения от стрел лучников противника. В итоге турки потеряли 224 корабля, тогда как союзный флот всего 15 галер.
       Мнение, что победа досталось очень легко, мог бы опровергнуть автор великого «Дон Кихота» Мигель СЕРВАНТЕС, который в той битве был дважды ранен в грудь и еще в левую руку, которая потом бездействовала у него всю жизнь. Когда несколько лет спустя Сервантес окажется в алжирском плену у берберов, те прозовут его Одноруким Лепанто, а отголоски всей этой истории можно отыскать на страницах романа в истории Пленника.
16 - Длившаяся с августа осада Ревеля русско-ливонским войском во главе с МАГНУСОМ ГОЛЬШТЕЙНСКИМ не приносила плодов, потому шведскую крепость с этого дня начали обстреливать «огненными ядрами». Но и это не дало результата, и ровно два месяца спустя осаждавшие прекратили напрасные усилия.

Ноябрь.

13 - Скончалась Марфа Васильевна СОБАКИНА, третья жена ИВАНА ГРОЗНОГО.
       Потом поэт Лев МЕЙ напишет драму в стихах «Царская невеста», еще позже композитор Николай РИМСКИЙ-КОРСАКОВ на этот сюжет создаст оперу, а мы доверимся историку Николаю КАРАМЗИНУ.
       Царю был 41 год, cкучая вдовством, хотя и не целомудренным, он уже давно искал себе третью супругу. Из всех городов свезли невест в Слободу, и знатных и незнатных, числом более двух тысяч. Каждую представляли отдельно. Сперва он выбрал 24, после 12 (не отсюда ли пошли традиции конкурсов красоты?), каждую их которых надлежало осмотреть доктору и бабкам. Сам царь долго сравнивал их в красоте, в приятностях, в уме и, наконец, предпочел всем дочь новгородского купца Марфу Собакину. Одновременно он избрал невесту для старшего царевича Ивана — Евдокию Богдановну Сабурову. Отцы счастливых красавиц из ничего сделались боярами, дяди будущей царицы окольничими, брат крайчим. Но царская невеста занемогла, стала сохнуть: сказали, что она испорчена злодеями, и подозрение пало на ближайших родственников умерших цариц — Анастасии и Марии.
       Кого-то посадили на кол, других засекли, третьих постригли в монахи и после все равно умертвили. Тогда же появилась казнь иного рода: злобный клеветник голландский доктор Елисей БОМЕЛИЙ («негодяй и бродяга, изгнанный из Германии, снискав доступ к царю, он полюбился ему своими кознями; питал в нем страх, подозрения; чернил бояр и народ, предсказывал бунты и мятежи, чтобы угождать несчастному расположению души Иоанновой. Цари и в добре и в зле имеют всегда ревностных помощников: Бомелий заслужил первенство между услужниками Иоанна, то есть между злодеями России») предложил истреблять лиходеев ядом и составлял губительное зелие с таким адским искусством, что отравляемый издыхал в назначаемую тираном минуту. Карамзин назвал это время правления Грозного «пятой эпохой убийств». Царь все-таки женился на Марфе 28 октября, надеясь после принятых мер на милость божью, но свадебные пиры заключились похоронами.
























В подготовке страницы использованы материалы сайтов http://www.citycat.ru/historycentre/index.cgi; http://www.hrono.ru/