1740 год

       - Средний жуз казахов принял подданство России.

Февраль.

5 - Сан-Марино отмечает день Святой Агаты - небесной покровительницы государства.
       Картина Джовании Баттиста Тьеполо "Мученичество Святой Агаты" написана вскоре после того, как Сан-Марино избавилось от оккупации, организованной кардиналом Джулио Альберони.
       Жители маленькой республики стали считать Святую Агату своей небесной покровительницей, когда в день её памяти, 5 февраля 1740, избавились от оккупантов. Это был последний день в истории Сан-Марино, когда на территории страны размещались иностранные войска.
       В 1739 году папа римский Клемент XII приказал кардиналу Альберони, управлявшему областью Романья, занять Сан-Марино, пока его не захватили войска соперничавшей с папским государством Австрии. Опытный политик, кардинал Альберони воспользовался разногласиями внутри самой республики. Он поддержал одну из партий, назначив её представителей советниками безо всяких выборов. Новая власть держалась на штыках верных папе войск.
       Свергнутое правительство укрылось на горе Титано, как это когда-то сделал основатель государства. Своим орудием в борьбе за независимость санмаринцы избрали перо и бумагу. Римскому папе пошли письма, полные жалоб на кардинала. К удивлению Альберони, назначенная им администрация отличалась сепаратизмом и сносилась с правительством в изгнании. Используя свой официальный статус, администраторы наводнили папскую курию кляузами так, что на место выехала комиссия по расследованию деятельности кардинала. 5 февраля 1740 Клемент XII распорядился оставить Сан-Марино в покое. Следующий папа, Бенедикт XIV, издал признание независимости республики в печатном виде. Как сказал один из кондотьеров того времени, "этой республикой можно подавиться, как костью в горле".
17 - (6 февраля по ст. ст.) в правление АННЫ ИОАННОВНЫ устроена «курьезная» свадьба шута князя Михаила Алексеевича ГОЛИЦЫНА с шутихой калмычкой Анной БУЖЕНИНОВОЙ.
       Зима в тот год была невероятно холодной: морозы достигали 45 градусов. Для свадьбы на Неве был специально выстроен Ледяной дом, стены, двери, окна, вся мебель и посуда в котором были изготовлены из льда. Брачное ложе было устроено на ледяной кровати. Сия «забава» была вполне в духе императрицы. Шутом у нее мог оказаться кто угодно. Помимо известного еще с петровских времен Балакирева среди придворных шутов были португальский еврей Лякоста, итальянский скрипач Педрилло, аристократы князья М. А. Голицын, Н. Ф. ВОЛКОНСКИЙ, А. П. АПРАКСИН. Волконский был обращен в шуты по давнишней злобе императрицы к его жене Аграфене Петровне, дочери Петра БЕСТУЖЕВА, а Голицын посмел за границей жениться на итальянке и принять римско-католическую веру. Когда он вернулся в Россию, брак его был расторгнут, а князя заставили исполнять должность шута при дворе. Все три сиятельных шута каждое воскресенье забавляли ее величество: когда государыня в 11 часов шла из церкви, они представляли перед нею из себя кур-наседок и кудахтали.
       Председателем «машкарадной комиссии» для устройства этой забавы был назначен Артемий Петрович ВОЛЫНСКИЙ. Сооружением Ледяного дома и организацией свадебного поезда (из Москвы и ее окрестностей доставили деревенских женщин и парней, умеющих плясать, а из восточной России было велено прислать инородцев по три пары мужеского и женского рода «с тем, чтоб они были собою не гнусны и одеты в свою национальную одежду, со своим оружием и со своею национальною музыкою») он сумел потешить императрицу и временно вернуть ее расположение. Но длилось это недолго: Волынский вскоре был обвинен в злодейских замыслах, осужден и приговорен к казни. Его должны были живым посадить на кол, вырвав предварительно язык, но императрица оказала последнюю милость, приказав отсечь Волынскому голову.

Август.

1 - впервые исполнена песня-гимн «Правь, Британия», написанная композитором Томасом АРНОМ и поэтом Джеймсом ТОМСОНОМ. В советское время ее называли шовинистической песней о Британии как владычице морей.

Сентябрь.

12 - после нескольких лет переписки встретились ВОЛЬТЕР и ФРИДРИХ ВЕЛИКИЙ.

Ноябрь.

19 - завершились три недели правления «регента Российской империи ИОГАННА — герцога Курялндского, Лифляндского и Семигальского».
       Так официально называли Эрнста Иоганна БИРОНА, бывшего камергера курляндской герцогини АННЫ ИОАННОВНЫ. Овдовевшая сразу после свадьбы, она так бы и скучала в Митаве (совр. Елгава), если бы девятнадцатью годами позже, в 1730 году, волею случая не стала российской императрицей. Ставший к тому времени ее фаворитом, Бирон скоро получил придворную должность камергера и следующие 10 лет был одним из главных главным советников императрицы. При ее поддержке усилиями российской дипломатии ему достался герцогский титул. Горе Бирона, когда в октябре 1740 года Анна умерла, было искренним: он безутешно рыдал и даже упал в обморок.
       По завещанию императрицы наследником был объявлен сын ее племянницы, Брауншвейг-Люнебургской принцессы АННЫ ЛЕОПОЛЬДОВНЫ младенец Иван, а регентом при нем стал Бирон. Все принесли присягу новому государю ИВАНУ VI и регенту, но почившую императрицу не успели даже похоронить, когда был совершен очередной государственный переворот. Во главе его стал фельдмаршал Бурхардт МИНИХ, не дождавшийся от регента ни новых постов, ни звания генералиссимуса. За несколько часов до своего ареста Бирон почему-то спросил Миних, не предпринимал ли тот каких-нибудь важных дел в своей жизни ночью, и услышал в ответ: «Не помню, но мое правило было пользоваться всеми обстоятельствами, когда они окажутся благоприятными». И вот за час до полуночи Миних заручился согласием матери императора-младенца и отдал приказ отряду солдат-преображенцев «арестовать герцога и, в случае малейшего сопротивления, убить его без пощады».
       К 5 утра все было кончено: арестованный герцог доставлен в Зимний дворец, в тот же день под усиленной охраной отправлен подальше из столицы — в Шлиссельбургскую крепость. Вместо первоначально вынесенного ему смертного приговора полгода в Сибири и 20 лет ссылки в Ярославле — не самое страшное наказание для государственного преступника, особенно при той одиозной репутации творца «бироновщины», которую создали ему в правление дочери ПЕТРА I ЕЛИЗАВЕТЫ, стремившейся доказать законность своего пребывания у власти. А также совершившая переворот ЕКАТЕРИНА II даже вернула Бирону его титул. Им началась эпоха переворотов в российской истории, c него пошла череда фаворитов, игравших такую важную роль в жизни государства на протяжении всего XVIII века. Одно из правил, введенных несостоявшимся регентом, дошло до наших дней: караульному на посту в мороз положена шуба (полушубок).

Декабрь.

8 - (27 ноября по ст. ст.) подобно своим предшественникам императрица ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА издала популярный, но малодейственный указ против исстари знаменитой волокиты, в котором говорилось:
       «Нам не безызвестно есть, коим образом не только в коллегиях и канцеляриях, но и в самом Сенате по подаваемым от наших верных подданных, а паче от людей бедных и неимущих челобитным не только в определенном сроке, но и чрез долгопрошедшие времена и годы решения не чинятся и те бедные челобитчики, таскаясь за теми своими делами, приходят в крайнее разорение и нищету и напоследок, не получа никакого решения, принуждены некоторые и вовсе от дел своих отставать, что нам слышать не инако как зело прискорбно».
       Вслед за этим указом при Сенате была учреждена особенная комиссия для решения неоконченных дел. Но пройдет несколько месяцев — и все вернется на круги своя, а должность специально назначенного рекетмейстера ликвидирована.







































В подготовке страницы использованы материалы сайтов http://www.citycat.ru/historycentre/index.cgi; http://www.hrono.ru/; https://ru.wikipedia.org/wiki/